Бенгалия: на Ганге

Через шесть лет я снова живу в мадхе и хожу купаться на Гангу…

Существует множество россказней о трупах и, вообще, о загрязнённости Ганги. Но желание совершить омовение в реке, вытекающей из волос Господа Шивы, затмевает у нормальных людей предрассудки европейских паломников.

Надо выйти из ворот монастыря, пройти мимо священного пруда через деревню к удобному спуску к воде. У хижин поджарые куры бойцовой породы поклёвывают сор на земле. Глинистый берег твёрдый, утоптан частоколом коричневых худых, как палки ног.

bengaliya-na-gange_1

У бенгальских дравидов тонкие руки, а ноги совсем без икроножных мышц.

Мужчины приводят огромных буйволиц купаться.

bengaliya-na-gange_2

Быстрое течение их снести не может. А мне, что бы оставаться на месте, надо из-за всех сил плыть против него, а в сари купаться не просто. Складки тяжёлой ткани путаются между ног.

bengaliya-na-gange_3В ПЕНДЖАБИ, он же костюм – ШАЛЬВАР КАМИЗ удобнее. Он попал в страну и прижился вместе с нашествием мусульман в Индию. Комплект состоит из платья-рубашки, не стесняющих движения шаровар и непременной шали. Она символизирует целомудрие и называется ДУПАТТА.

bengaliya-na-gange_4А у шестиметрового сари нижняя юбка обязательна, ведь крестьянки не носили, или и по сей час не носят нижнего белья. Женская классическая индийская одежда – определяет особей женского пола,

 то есть и двенадцатилетнюю девочку и бабушку преклонных 80 лет, как вечно беременную двойней самку. Приталенной одежды нет и в помине. Обычное пенджаби и сари годится на сносях. На последних неделях – расшивать в ширину не нужно. Женщины рожают часто, но магазины для беременных не нужны.

bengaliya-na-gange_5А, что касается купальников, то их на Ганге никто отроду не видел. Запрещено браминами и полицией, чтобы не оскорбить воздерживающихся монахов и саму, культовую реку видом полуголого зада. Ну, да, конечно, Ганга, с точки зрения Вед, – прелестная вечно юная дева, застенчивая девственница. У неё даже бывают критические дни – так называют наводнения.

Ах, как славно сидеть на дне даже в одежде, упираясь ногами, выбрав место, что бы, вода доходила до шеи. Так не сносит и чувствуешь, что священная вода настойчиво смывает и уносит далёко прошлые беды и обидные проблемы.

Река забвения.

Бойкие матаджи и диди хихикают, переглядываются. На берегу всегда полно народа. Знаю я местных, не посидишь спокойно, сейчас начнётся… И как «в воду глядела»: надо мной зависает старуха, мокрое сари облепило костлявое тело, узкие плечи как у десятилетней девочки. На тёмном морщинистом лице резко выделяются зубы, по-лошадиному торчащие изо рта. Она заводит бесконечную песнь: «Почто в воде сидишь, чего не купаешься? Больная, что ли? Пришла на реку, давай, волосы вымой, расчёсывай, или постирай (одежду стирают, не снимая, намыливая, на себе) займись делом или иди отсюда!» – используя говорящие жесты и мимику, рассказывает и показывает бабулька. «Отстань бабка, так было хорошо без тебя»- пытаюсь отмахнуться. Но, их уже двое, потом четыре бабы нависают по мою душу, и вот уже все женщины уставились на меня, бестолковую обезьяну, которая не знает, что надо делать на Ганге и языка человеческого (бенгальского!) не понимает. Женщины, дети, старухи, человек двадцать, ничего дурного они не хотят, сверкают зубами беззлобно, но расслабиться не удастся. Вылезаю из воды, нахожу место с краю, авось не заметят. Накрыла голову расшитым краем дупатты, замаскировалась…

Приятно сидеть на жаре в мокрой одежде, слабый ветерок от поверхности воды освежает. Смотрю и не могу оторвать взгляд от Ганги, завораживает – вечный бег реки.

bengaliya-na-gange_6Опять. Другая старуха, первая ушла: «Почто на берегу сидишь, ничего не делаешь, иди в Гангу, омовение прими, одежду постирай, волосы вымой!» Я машу на неё руками, проговариваю на известных мне языках : «Уйди карга старая, go home, чело-чело мата джи, оставь меня в покое. Бас!!» Не тут-то было. Их уже опять двадцать вокруг меня…

Еду дальше, вижу мост

Под мостом ворона сохн

Я беру её за хвост и несу её на мост

Пусть ворона мокнет

Еду дальше, вижу мост.

На мосту ворона мокнет

Я беру её за хвост и несу её под мост

Пусть ворона сохнет.

bengaliya-na-gange_7Освободиться от назойливых бенгалок невозможно. Занятые бесконечным трудом, они не понимают, что можно полчаса сидеть и любоваться на пейзаж, теряя драгоценное время: медитация не в моде у крестьян. Мой мечтательный взор, упёртый в бесконечность, для них проявление и, так, очевидной бестолковости белых.

Updated: 20.04.2015 — 19:32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × три =

YOGAMAYA © 2018