Калькутта – Калката – город чёрной богини Кали

По прибытии в Калькутту поезд опаздывал в часов на шесть. Душный чернильный вечер. Раскалывалась голова от боли. Я взяла кули, хотя сумка меня не тяготила, но не было сил разыскивать выход с вокзала и вход в метро.

Да-да, в Калькутте есть метро, построенное ещё в семидесятые с помощью советских специалистов. Мне надо было добраться в район станции Дум Дум парк. Недалеко находился Чатайнья Сарасват мадх, куда я и направлялась.

Но Кули привёл меня на стоянку такси. Не спрашивая, погрузил и сумку, и мою больную тушку на заднее сиденье машины. В такси рядом с шофёром сидел ещё кто-то. В Москве, я не сажусь в машины, где больше одного мужчины, но сейчас… я смогла только протянуть бумажку с адресом и «выпала в осадок». Всё было в порядке – местная мера безопасности: в крупных индийских городах участились ограбления уличных таксистов и в «амбассадорах» сидели по двое.

Шофёр рулил и отчаянно сигналил на забитых транспортом перекрёстках, его сосед, развернувшись ко мне пытался пообщаться с пассажиркой.

Я могла только тихо постанывать на родном русском: «Умираю, мигрень, голова болит. Анальгин есть?»

Машину остановили у аптеки… И через минуту, разодрав опухшие от боли веки, я узрела перед собой на широкой тёмной ладони одну таблетку, отрезанную от блистера. Оказывается, здесь продают таблетки поштучно.

– Пятнадцать минут и всё пройдёт,- говорил мне мужик и, не зная английского, жуя таблетку, я хорошо его понимала.

И правда, я ещё не доехала до матха, как почувствовала себя заново рождённой.

Крупные фармакологические концерны из Европы располагают производства по всей Индии. В свободной продаже есть даже трамадол (обезболивающее средство при четвёртой стадии рака).

Меня встретили, привычно удивились незнанию английского. Взяли за руку, отвели поздороваться с Говиндой Махараджам, вручили ключ, поселили в комнате с австралийками. Три преданные Шри Кришны привезли своих детей в ашрам, что бы получить благословение гуру.

Кала – всеразрушающее время и смерть, развязывающая узлы противоречий. Кали чёрная как ночь. Владычица мира. Кажется, что черноту ночи можно потрогать руками – вязкая тьма засасывает тебя и вот-вот поглотит. Знойная ночная Калькутта, обнимает гостя как пышнотелая, пышущая страстным влажным жаром красавица. Нет сил сопротивляться. И засыпая, ты тонешь как в болоте в липких объятиях ночи.

Калката – так название города проговаривают в Индии, переводится как жилище, местожительство самого сильного божества индуизма – богини Кали. Историй появления на свет чёрной Кали, как бывает в индуизме – множество, но мне близка, версия, в которой прекрасная воительница рождена на поле боя.

Однажды разразилась грандиозная битва между силами добра и зла. И длилась она не одну вечность, потому, что эти силы в мире равны. И утомлённые светлые боги каждое утро, как на работу выходили на поле боя с асурами и ракшасами – демонами. За ночь заживали раны, отрастали отрубленные руки-ноги…

Надоело. И тёмным тоже, но никто не сдавался. Главная индийская святая троица – Брахма, Вишну и Шива объединились. И в результате коллективной медитации из облака дыма и языков пламени на поле битвы шагнула обнажённая богиня небесной красоты. Желанная как жизнь, ужасная как смерть. Её десять рук были вооружены. В яростном экстазе красавица уничтожила всех демонов, жадно выпив кровь своих жертв. Попутно, как настоящая женщина кокетливо приоделась, украсив себя юбочкой из отрубленных рук и ожерельем из пяти десятков отрубленных, усатых демонских голов. Опьянённая кровью, Кали не могла успокоиться: неукротимая богиня полностью отдавалась буйному танцу, уничтожая всё вокруг.

Kalkata_gorod_chyornoj_bogini_Kali _1

Только Шива – благой, смог остановить победительницу, распростёршись на земле перед ней. Приплясывая на теле Шивы, богиня очнулась и приняла, спокойный облик. Стала Дургой.

Знаменитый храм Калигхат, находящийся в Калькутте построен на месте более древнего святилища. Здесь на землю упал мизинец первой супруги Шивы Сати.

Казалось бы, Сати и Кали где связь? Разберёмся.

Имя Сати происходит от «истинная, добродетельная» на санскрите.

Зеленоглазая Сати, дочь Дакши (царя и сына Брахмы) выбрала в мужья голого нищего аскета Шиву против воли отца. Однажды обиженная пренебрежением папы Дакши по отношению к обожаемому супругу она не выдержала и решила снять клеймо оскорбления с имени мужа. Нежная Сати сама шагнула в очистительное пламя Агни. А Шива медитировал в Гималаях. Он, почувствовав, что-то неладно, мгновенно материализовался и выхватил жену из погребального костра, но не успел – Сати погибла.

Шива целовал тело жены, прижимал к груди и в приступе яростного безумия начал разносить всё на пути. Оторвал голову тестю Дакше и бросил в костёр. Ничего, не видя перед собой от горя, он семь раз промчался в неистовом танце разрушенья ТАНДАВА вокруг земли с телом Сати на плече. Ещё немного мир был бы уничтожен. Но… В аватарах Господа Вишну всегда присутствует его миссия охраны, поэтому Вишну крался за спиной Шивы и рассекал тело Сати, на части заточенным диском – ЧАКРА. Пятьдесят одна часть тела упала на землю. Перестав ощущать тяжесть мёртвой Сати, Шива пришёл в себя. Дакшу по просьбе Брахмы пришлось оживить и он приобрёл голову козла.

Позже Сати родилась вновь РИЕНКАРНАЦИЯ, перевоплотившись в Уму-светлую, Парвати-дочь гор, но к тому времени Шива проявлял равнодушие к возможности сексуальных удовольствий, и Уме пришлось долгие годы свершать аскетические подвиги прежде, чем получить возможность стать его женой.

Парвати – йогиня и благоразумная мать семейства, напористая жена и романтичная, одновременно игривая возлюбленная.

Другой, ужасающий аспект женского начала или Шакти-энергии супруги Шивы известен множеством имён, популярные Кали-чёрная, она же Дурга-неприступная, она же Бхайрави-ужасная… ещё сотни имён.

Кали любит и милостиво принимает кровавые жертвы. «Человеческим жертвоприношением Деви удовлетворяется на тысячу лет, а принесением в жертву троих человек – на сто тысяч лет. Угощение из чистой крови, принесение головы и мяса также доставляют большую радость богине Чандике» – гласит текст в «Калика-пуране».

В наше время, Кали вынуждена довольствоваться мясом и кровью коз, домашней птицей, однако облик её не изменился. В храме Калигхат, великая черная Мать, как и в прежние времена, изображена с длинными распущенными волосами и широко раскрытыми, полными ярости глазами, в позе танца, украшенная гирляндой из человеческих черепов, с окровавленным ртом, будто готовая уничтожить целые миры, если её жажда крови не будет удовлетворена.

Ещё не дойдя до места жертвоприношения, чувствуешь силу и запах смерти, а за храмом, там, где продаются жертвенные козы, у обречённых в дар Кали животных смертная тоска в вертикальных зрачках.

Kalkata_gorod_chyornoj_bogini_Kali _2

И каждый день служители Калигхата покрывают золотом высунутый язык мурти Кали.

Неудивительно, что магическая обитель великой Кали-Ма – город Калькутта стала сосредоточием культуры юга. Тут когда-то находилась Ост-Индийская компания, а позже колониальная столица британской Индии. Обитель матери Терезы, причисленной к святым римским папой, «Чистое сердце», где принимают и лечат бездомных, находится рядом с храмом Кали. В Калькутте родились философ-мистик Шри Ауробиндо, реформатор Свами Вивекананда, классик бенгальской литературы Рабиндранат Тагор и великий практик безграничной любви и преданности Рама Кришна.

Через три дня в джипе, арендованном кришнаитками из Австралии, я ехала по красной бенгальской земле. Мимо пролетают пальмы, воловьи упряжки и плантации бананов. Из школы гурьбой возвращаются в деревню дети в одинаковой школьной форме, но некоторые идут босиком… Женщины несут то корзины с бананами на голове, то детей, придерживая на бедре. Крестьянин тянет на верёвке упирающегося телёнка. Мелькали заборы и стволы деревьев, покрытые налепленными коровьими лепёшками с отпечатком женской ладошки.

Повсюду в Западной Бенгалии их сушат как топливо для варки ежедневного риса.

Струится дорога. Глаз вырывает из пёстрой светотени то молодую женщину с чёрным лицом, прижимающую к груди голого маленького ребёнка; то мальчика играющего с черепахой; то яркое видение базара. Брызжет горячее масло на сковородках, зеленые и жёлтые сласти лежат на блюдах. Резко пахнет поджаренным луком, чесноком, и кизячным дымом. Саньяси сидят под смоковницами, пережидая полуденный зной. Собаки лежат, высунув языки. Ближе к дороге, на деревянной кровати, сидит, скрестив ноги, на верёвочной сетке старик в белом. Проезжает мимо длинная свадебная процессия. Гремит музыка. У жениха, сидящего на белом коне, бусами завешено лицо. Слоны, которым раскрашивают уши и хобот, возглавляют кавалькаду, освещенную многочисленную светильниками, а длинные провода тянутся к замыкающим кортеж тележкам, на которых везут грохочущие генераторы.

Я еду в Навадвипу – меня ждёт разговор с Гуру Джи и священное омовение в Ганге.

Updated: 21.04.2015 — 12:58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + 2 =

YOGAMAYA © 2018