Маджну-ка-тила: колония беженцев Тибета в Дели.

В 1950 году китайские военные части тихой сапой захватили Тибет, под лозунгами борьбы с мировым империализмом. Через несколько лет начались восстания против китайских властей, спровоцированные слишком молодым и самоуверенным Далай-ламой.

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_1Владыка ещё в детстве признан реинкарнацией живого Бога. Сопротивление населения было жестоко подавлено. Пролились реки крови, потому что безоружные тибетцы, бросая камни и палки в китайцев, верили главному ламе и его уверениям, что бумажные мантры, повязанные на голову будут защищать их тела от автоматных пуль.

В 1959 году тибетский духовный лидер Далай-лама, возглавлявший Гелуг-па (монастырь жёлтых шапок), попросил в Индии политического убежища от преследований китайских армии и властей. Вслед за ним прибыли 100 тысяч тибетских беженцев и столько же тибетцев эмигрировало за границу в страны Запада.

Убежище предоставили не только по политическим мотивам, а ещё и как братьям по вере, не иначе. По канонам индуизма Будда – бывший принц Сидхартха из семьи Шакья-муни, основатель новой революционной религии, является по рождению индуистом, и даже предпоследним аватарой бога Вишну. Он воплощение Господа, нисшедшее на землю в начале Кали-юги. Сами буддисты НЕ считают себя индуистами, мы, мол, сами по себе, отдельно, но браминов-индуистов чужое мнение не волнует. Логику не ищите – как про крокодила: если мерить от головы, то два метра длиной, а если с хвоста до головы то метр восемьдесят.

Резиденция Далай-ламы в изгнании находится в штате Химачал Прадеш в верхней Дарамсале в деревне Маклеодганж. Есть и другие колонии эмигрантов, в Карнатаке, я знаю, три. А в столице имеется квартал на севере Дели. На берегу реки Ямуны-Джамны был выделен небольшой кусок земли, и возникло обособленное поселение людей с Тибета – Манджну-ка-тила.

Добраться не трудно. Сначала на метро. У станции всегда дежурят велорикши, чтобы доставить седока к месту. Надо перейти по пешеходному мосту над оживлённым шоссе и по любому узкому проходу внутрь.

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_2

Тибетцы спокойны, не любят шуметь и бесполезно с ними торговаться. Цену не сбросят. Взрослые женщины – в длинных тёмных платьях, с косой застёжкой. На талии повязаны яркие полосатые передники. Молодёжь одевается современно.

Узкие улочки, некоторые всего метр в ширину. Дома в три – пять этажей, а то и выше. Экономия земли, колония растёт вверх, а не вширь. Лавки, лавочки, мастерские…

Комнаты здесь дороже, но лучше качеством и чище, чем на Пахарганже. Мне нужно найти жильё, и нет дела до того, что через три дня восточный новый год и мест нет. Оставляю видавшую виды сумку в первом попавшемся гестхаусе и уже налегке начинаю прочёсывать улочку за улочкой, дом за домом, но везде бритоголовые ламы в одеяниях цвета бордо: они не хотят встречать праздник в дороге. Крошечную колонию можно обойти за час. В центре буддистский храм на игрушечной площади, зажатой со всех сторон домами. Парадоксальное сочетание бедности и благородства.

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_3На боковой стене слева прикреплены молитвенные барабаны, надо крутануть рукой их все по очереди и мантра «Ом мане падме хум», нарисованная на боках барабанов, будет много раз работать с пользой для моей бессмертной души.

На площади лоток с тибетским чаем, когда варятся вместе чай, молоко, соль и сливочное масло. Больше на бульон похоже, чем на чай. Площадь украшают к празднику. На крышах и деревьях развешены разноцветные флажки с мантрами, отгоняющие злых духов. На флагах пишут только добрые пожелания: пусть все будут счастливы, свободны от страданий. Флажки развеваются на ветру, ветер их “считывает” и добрые пожелания разносятся по всему миру.

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_4

За забором на берегу Ямуны небольшой парк. Именно здесь останавливаются слипербасы.. Автобусы едут на север. В горы  Дарамсалу, Манали и дальше…

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_5

Настроение падает, уже вечер, темнеет. Я обошла мест двадцать. Безуспешно. Неужели старалась зря. Мрачно возвращаюсь за сумкой. Даже дегустация МОМО, замечательных пельменей в кафе на углу – не радует. В меню есть: и с буйволятиной, и с курицей, а самые вкусные начинены сыром и шпинатом.

Однако, в гестхаусе, где я попросила присмотреть за вещами, лицо портье, по-монгольски лунообразное, расплывается в радушной улыбке ещё шире. «Мадам, Боги Вас любят! Пока Вас не было, у нас уехали два монаха», – говорит он мне. – «Есть комната для Вас. С Новым годом!» Ну, у кого-то острый приступ аппендицита, а у меня случился острый приступ счастья.

«Ом Мане Падме Хум»!madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_6

В маленькой тёмной комнате нет окон на улицу, но есть «окно в мир» – телевизор. Пятьдесят каналов. Я уехала из мадха раньше времени, вдруг что-нибудь случится с поездами и я не успею на самолёт. В Индии часто проблемы с железнодорожными билетами и расписание никуда не годится.

Выше этажом монахи в проходной комнате устроились прямо на полу и целыми днями читают мантры и зажигаюют маслянные лампады.

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_7

В игрушечной колонии, я везде побывала в первый же день. Пересмотрела тибетские ковры, сумки расшитые бирюзой, кольца и браслеты, статуэтки просветленных БОДХИСАТВ, отложивших свою нирвану для помощи другим, и шелковые свитки- ТАНКИ с вышитыми или нарисованными божествами во всех лавочках. Посетила кабинет тибетского доктора: консультация и лечебный массаж. Нашла салон. Маникюр, парикмахерская, тихие улыбчивые тибетки покрасили и подравняли мне волосы. Чёрная краска из растений – БАСМА. В Индии я крашу вососы в радикально чёрный цвет. В битком набитых железнодорожных вагонах, в жестяных громыхающих локалбасах, я с чёрными волосами, одетая в пенджаби, прикрыв плечи шалью, привлекаю меньше внимания у беспардонно глазеющего на иностранку населения.

Не смотря на крашенные волосы, карие глаза и смуглую кожу, даже в пенджаби за индуску меня могут принять только в Москве. Я и не надеюсь замаскироваться, мне не стать местной, мы отличаемся. Логика наших движений, ритм и мимика, как ходим, как едим – другая. Поэтому они и таращатся на меня, не отрываясь повсюду, а как же – бесплатное кино. С другой планеты. Они думают, что белые помешаны на сексе. Ест, ходит, шевелится. Надо же, «белая обезьяна», а почти как человек.

Вечером накануне приезда начинается праздник, перед буддийским храмом расстилают ковры, устанавливают рядами пластиковые стулья. Я занимаю место одна из первых, от болливудских фильмов по телевизору уже тошнит. Известно, что кино бывает «хорошим, плохим и индийским». Фильмы можно смотреть, не обращая внимания на язык, примитивный сюжет легко угадывается…, но надоело убивать время ожидания пятнадцатым боевиком. Рядом сидят, перебирая чётки, благородные тибетские леди. У них старинные украшения из серебра с кораллами и бирюзой.

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_8

А на улице у маленького храма приветливые спокойные люди и я на празднике желанный гость. Пью тибетский солёный чай, что разносился бритоголовыми монахами бесплатно для всех.

madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_9Были огромные трубы с громоподобным ворчащим звуком. Загадочный ритуал и море живых огней. Горели специальные свечи из масла. И тибетские мантры, пропетые горловыми низко рокочущими голосами, тренированных монахов. И я смотрю танцы тибетских детей.madzhnu-ka-tila-koloniya-bezhencev-tibeta-v-deli_10

С утра день казался облачным и серым из-за висящей над Дели дымки смога, но вдруг поднялся ветер, и на небе проступила синева. Из-за облаков появились лучи солнца, маленький храм засиял яркими красками. Танцы тибетских детей.

Updated: 21.04.2015 — 00:00

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − семь =

YOGAMAYA © 2018