Мартышечный рэкет и танец маленьких “панцирных лебедей”

  Матхура – один из семи священных городов Индии.  Городок стоит рядом с деревенькой Вриндаван на берегах реки Джамны – Ямуны дочери Солнца, сестры бога смерти Ямы. Она превратилась в реку вследствие проклятья.

  Здесь родился в тюрьме Кришна. Задолго до его рождения родная мама томилась в неволе. Злодей Канса был родным братом царевны Деваки. Злобному дяде, ещё во время свадьбы сестры предсказали, что он будет убит племянником. Канса решил покончить с сестрой, убрать потенциальную угрозу, но Васудева, новобрачный, не собирался становиться вдовцом, и сумел уговорить жестокого Кансу заточить Деваки в застенок, пообещав отдавать палачам всех рождённых в комфортабельной тюрьме младенцев.

  Никогда не понимала кошмарной истории, примерно с этого места!

  Деваки и Васудева, благородные супруги, в заточении регулярно делали детей и отправляли их на погибель. И так шесть раз подряд. Да, лично я, после первого же печального эксперимента с деторождением на месте махарани воздержалась бы от прискорбного интима с любимым супругом (оральный секс, в конце концов, существует в Индии с древнейших времён!), но Деваки, видимо, нечем было с мужем в тюрьме заняться, и она опять оказалась беременной. Сначала чудесно перенесённым в чрево посторонней крестьянки – мальчиком Баларамой. Вот оно – первое в мире описание суррогатного материнства!!! В Ведах!!!. Следующее зачатие благополучно разрешилось появлением на свет Кришны.

  Божественный младенец был цвета грозовой тучи.

  Велением богов время остановилось. Все спали, а папа Васудева, отнёс новорожденного «яко посуху» через послушно расступившиеся воды реки в деревню Вриндаван и подменил ребёнка в доме пастуха Нанды и его жены Яшоды. На девочку – Йогамайю. Когда пришли палачи и Канса, девочка лишь смеялась над ними. А счастливо спасённый Кришна провёл детство, резвясь и играя на берегах Ямуны с пастушками и коровами!

  Аватара Вишну – божественный младенец Кришна, известен в Индии любовью к молочным продуктам и, особенно, к сливочному маслу. Ценный в деревне продукт питания хранили в глиняных горшочках в топлёном виде – ГИ.

martishechny-reket_1

  Маленький Кришна воровал горшки с ги у приёмной мамы. Яшода, поймав перемазанного маслом Кришну, перегнув сопротивляющееся дитя через коленку, как всякая нормальная мама принялась шлёпать негодника по попке… Но, занеся ещё раз руку, не смогла её опустить. Она заглянула в рот надрывающемуся благим матом сыночку и ахнула. Поражённая мать увидела в детском горле – бесконечную Вселенную и  звёздные миры с планетами, светилами, землями и морями, богами, мудрецами, героями, фантастическими существами и людьми…

  Э, опять меня занесло… Ох, Божества и бесконечные связи микрокосмоса с макрокосмосом завораживают!

   Жестокосердная дочка самурая вынудила меня покинуть заведение, не выдав мне на дорожку ни единой пайсы (местные копейки) за работу, ведь я обидела её альфонса Сундара.

  Перебрав варианты  пребывания в стране без денег, я выбрала возможность поселиться в одном из филиалов Чайтанья Сарасват матха. Поживу-кА, я в монастыре недели две-три до конца сезона.

   Покой, режим дня, молитвы, песнопения. Лепота! Что ещё нужно одинокому человеку!  Я выбрала благословенный Вриндаван, потому что он находится недалеко от Дели, а через месяц у меня из столицы самолёт.

  Добравшись до места, я увидела, что матх маленький. Кроме меня, гостей нет, ни белых, ни индусов. Дали комнату. По индийским меркам, внутри чисто: мусор сметён по углам. Паук чудовищных размеров прочно обосновался в углу.

martishechny-reket_2

И чувствовалось, что за свою судьбу и паутину он не переживает.

  В монастыре всего восемь монахов, английского никто не знает, даже молодой недавно назначенный Говиндой Махараджем, настоятель. Никто не интересовался, зачем я здесь и как долго буду жить. Предупредили только, что возвращаться я должна до девяти часов вечера – ворота на ночь закрывают на большой амбарный замок.

  Свобода и одиночество.

  Я не хотела вставать в четыре часа (с моей точки зрения, ночи) на утреннюю службу с масляными лампами – ААРАТИ – и постаралась донести до неграмотных монахов мысль о том, что здоровье у меня слабое и доктор велел мне спать по утрам. А на дневные и вечерние службы я, услышав, приглашающий трубный звук раковины и звяканье колокола, ходила. Мантры мне нравятся, хотя гипотетический медведь мне не только на ухо наступил, но и ещё, как следует, потоптался.

  В отдельном белом зданьице крохотные безлюдные кельи. С плоской крыши за полуразрушенными строениями видна плавно изогнутая излучина Ямуны. Течёт, пересекая вечность, чёрно-зеленая священная вода. Над головой пролетает к воде стайка по-утреннему крикливых, зелёных попугаев.

martishechny-reket_3

  У каждого божества в индуизме есть ВАХАНА – животное или существо, на котором бог предпочитает передвигаться. У Шивы – могучий чёрный бык Нанди, у Вишну – человек-птица Гаруда, у Брахмы – лебедь, а толстый Ганеша ездит на любимой крысе, хотя, чтобы слон на крысе…

  А жёлто-салатовый попугай, является ваханой Камы. Ну, надо же, божество любви Кама, сын Брахмы, прекрасный юноша передвигается верхом на глупом попугае, вооружённый «луком из сахарного тростника, тетивой из жужжащих пчёл и стрелами, созданными из лепестков роз». Не могу представить подобную конструкцию, но попадание в цель гарантирует возбуждение в раненых жертвах эротической страсти. Именно Рати (на санскрите страсть) является законной супругой Камы.

  Цветущая, экологически чистая деревня, в которой воспитывался Кришна, непоправимо выродилась ещё в незапамятные времена. Нет прекрасных рощ и цветущих лугов. Их сожрало время – Кала-Хронос-Танатос. Культовое для вайшнавов и кришнаитов место превратилось в грязный, густо застроенный город, слившийся с соседним городком – Матхурой. На окраинах бегают  и роют мусор длинным рылом десятки чёрных поджарых свиней                     .

martishechny-reket_4

И мне кажется, что помойки не убирались с древнейших времён. Когда я увидела, что обвалившаяся вместе с берегом, стена на набережной обнажила мне слоёв тридцать помойки, то я поняла на чём, конкретно, стоит священный древний Вриндаван, что означает «Лес ароматного базилика».

  В городе тысячи древних, большей частью разрушенных  святилищ. Пастельные тона облупленных стен, жухлые краски – эстетика запустения. Прочёсываю узенькие улочки в поисках исчезнувшего очарования. Смутный отблеск былого великолепия нет-нет, да мелькнёт в дрожащем от жары воздухе, как радужная пыльца на испачканных пальцах. Даже в детстве нельзя удерживать чудо – сверкающую бабочку. Чудо порхает для всех, его нельзя поймать. Умрёт.

  Вриндаван надо уметь увидеть сквозь века, покрытые затхлой пылью. Смотреть надо не на разруху. Сердцем, а не с презрением к грязи и нищете. И город откроет настоящее лицо, как скрытная красавица нежный лик, спрятанный под драной чадрой, истинному возлюбленному.

  Серые стены из битого кирпича. Маленькая дверь в стене длинного забора. Напротив стоят и сидят люди, бритоголовые паломницы-вдовы в белых сари. Зачем они там?

  В святых городах, таких как Варанаси и Вриндаван часто встречаются старухи-вдовы, ставших ненужными в семьях. Они приходят-приезжают издалека, что бы посвятить оставшееся время жизни Богу.

  Есть мнение в народе, что у порядочной женщины муж просто так не умирает. Стала вдовой: сама виновата – проклята. Плохо за мужа молилась. Скажи властям и англичанам спасибо, что обряд САТИ (названный по имени первой супруги Шивы): самосожжение на погребальном костре мужа – запрещен с девятнадцатого века.

  После смерти мужа с женщины срывают знак замужества мангаласутру, разбивают дешёвые стеклянные браслеты, а золотые или серебряные украшения – отбирают. Бритая голова, белое вдовье сари, косметика и бижутерия навсегда запрещены. Нельзя спать на кровати в мягкой постели – только на голом полу. Запрет на сладости и вкусную долго приготовляемая еду, до конца жизни рис, залитый кипятком. Запрещено выходить из дома. Заговаривать с кем-либо первой – нельзя. Остается чтение некоторых, разрешённых браминами книг, и паломничество по святым местам до самой смерти.

  Обезьяну в Индии называют «бандерлог», то есть лесной человек, чёрного лохматого медведя – «балу», опасную пантеру «багира», тигра «шер»…. Киплинг в «Маугли»  упростил себе работу, превратив нарицательные имена на хинди в собственные. Я привыкла, что в Индии окна, террасы и даже двери часто в решётках, замурованных в проёмы или раздвижных. Здесь как в Советском Союзе, куда ни положишь вещь, она везде будет лежать плохо. То, что не украдут бандерлоги, может украсть человек. Решётки – норма безопасности от воров и обезьян, которые природой задуманы как воришки. Однако количество решёток во Вриндаване зашкаливало за всякие разумные пределы. Клетки нависали на каждом балконе, а не только прикрывали дверные проходы. Немногочисленные клумбы и цветочки на подоконниках, все до единого были в клетках. Священные кустики – любимое деревце Кришны – тулси тоже повсюду во дворах обёрнуты металлической сеткой рабицей.

martishechny-reket_5

  Подойдя ближе, я увидела, что торговка предлагает вдовам-паломницам чапати и кулёчки с сушёным переперчённым горохом (обычный «попкорн» в Индии), а странность была  в том, что местный фаст фуд был тоже в клетке.

martishechny-reket_6

  Отгадка проста: во Вриндаване живут самые наглые, прожорливые и подозрительно изобретательные мартышки! Жители прячут съедобное как могут.

  Дорогой, прояви терпение, про обезьяньи привычки я расскажу. А сейчас проходи со мною вперёд, за старую дверь в заборе!

  Передо мной был самый странный сад! Заплесневелые стены домов, покрытых чёрными потёками от муссонных дождей, теснили его со всех сторон и грозно высились над удивительными деревьями. Я пошла по дорожке  мимо мычащего симпатичного телёнка, символизирующего любовь пастушка-Кришны к молочным животным, и не возможно оторвать взгляд от удивительных танцующих деревьев.

martishechny-reket_7

                               Невысокие, но чудовищно старые с изогнутыми перекрученными стволами, которые от тяжести прожитых лет буквально ложились на любовно ухоженную садовником землю. Посидела в тени, между переплетённых корней. Деревья похожи были на заколдованных живых существ. В центре волшебного сада, куда меня привела дорожка, стоял ярко расписанный сценами из жизни Кришны храмовый павильон. Два служителя пригласили меня войти и, только там, сидя босиком на циновке, слушая нежные мантры для Лорда Кришны и разглядывая живопись на ажурных стенах, меня вдруг осенило, где же я сейчас нахожусь. То был тщательно сохранённый сквозь не века даже, а прошедшие тысячелетия кусочек той самой знаменитой рощи, куда Кришна вызывал игрой на волшебной флейте – МУРАЛИ, подружек на танец РАСА-ЛИЛА.  Первой прибегала, бросив мужа (пастушки были просватаны семьями с четырёх лет) и многочисленные крестьянские дела, его возлюбленная – юная красавица Радха.

  Пастушки-простушки не замечали, что Кришна оказывает красоткам внимание одинаково. Каждой деревенской девушке казалось, что он танцует только с ней.

  В современном мире очень часто в сериалах обыгрывается тема параллельных миров, но тысячелетия назад в Индии, кто, как, почему сотворил идею их существования? Гопи в ночном цветущем лесу танцуют с пятнадцатилетним Кришной раса-лилу, и каждая оказывается в отдельном лесу наедине с красавцем-пастушком, в параллельном мире на другой планете.

  Как?

  Большой храм, посвящённый родному брату Кришны, Балараме прятался в узеньких, не шире метра улочках старого центра Вриндавана. В праздник  было настоящее столпотворение, мне удалось пробиться к алтарю и получить гирлянду цветов из рук брамина лишь раз. Полученный в храме даршан гарантировал богатство и безбедную старость. Не знаю только, кому…

  В один из раскалённых знойных дней я свернула в переулок у храма, купить местное лакомство – вручную прессованную ледяную крошку, залитую сиропом ядовито-жёлтого цвета. Крестьяне с таким удовольствием облизывали  брикет, что  и я  захотела попробовать, но вкус был такой же гадкий, как и  цвет.

 Вчера в храме был праздник, а сегодня тихо. Дневное жаркое время, когда божества спят и мурти закрыты занавесями, дабы недостойные взгляды не беспокоили сон или трансцендентные игры божеств. Но храмовые двери открыты, и я зашла, что бы в тени каменных сводов отдохнуть на приятном сквознячке. В индийских храмах можно: есть, спать, разговаривать, читать газеты, детям – учить уроки, просто посидеть на полу… Мёртвую тишину нарушили невероятные звуки… Музыкальная композиция Пинк Флойд «Мани», помнишь ли ты металлический звук денег? Один к одному, тот же дивный звон. Разве можно услышать такое в храме? Я прошла дальше и увидела, что в следующем помещении пол по щиколотку усыпан монетами и пятеро монахов подметают деньги вениками, гребут (!!!) лопатами, сортируют, бросая поштучно в железные вёдра   монетки: в одну, в две и пять  рупий. Выносят тяжёлые вёдра и засыпают отобранные монеты в отдельные мешки.

  Мешки денег. Очень популярный у бедняков храм.

 Обезьяны в стране живут повсюду и в городах тоже. Но ведут себя они, как и люди, оказывается, в разных местах, по-разному.

  В Раджастане бандерлоги крепко подсели на Фанту и Колу. Они врываются в магазины и грабят грузовики во время стоянок. Умело отбивают горлышки стеклянных бутылок и пьют. Отвинчивать пластмассовые пробки с пластиковых бутылок они не умеют и потому грызут зубами до дыр, добираясь до сладкого.

martishechny-reket_8

  В Варанаси мне довелось увидеть прицельное обезьянье помётометание. Крупный макак обстреливал личного врага – хозяина кафе на набережной – какашками, усевшись на козырёк крыши, задрав и направив ярко-красный зад в сторону неприятеля.

  В Шимле у подножия огромной статуи Ханумана успешно воруют мобильные телефоны.

martishechny-reket_9

  Во Вриндаване ко мне иногда подходили аборигены и говорили, что я должна быть осторожней, потому что я в очках. Было не понятно, а в чем, собственно проблема?

  Оказалось, у мартышек здесь была отвратительная привычка прыгать на голову прохожему и, сорвав очки (от солнца или с диоптриями) взбираться по отвесной стене на крышу. Там, человекообразная скотина меланхолично жевала дужку очков, пока я бессильно стояла внизу, застыв, как жена Лота. Живая иллюстрация басни Крылова «Мартышка и очки» не радовала взгляд. Через пару минут появлялся мальчишка или ещё какой-нибудь бездельный мужичонка и подозрительно доброжелательно объяснял мне, что если кинуть обезьяне пакетик орехов или апельсин, то я получу назад  очки. Стараясь не терять похитительницу из виду, я крутила головой в поисках какой-нибудь едальной лавки или торговца… Конечно по закону Мёрфи, сейчас на улице ничего нужного из еды поблизости не находилось. Не к добру, слишком ласковый, улыбчивый подросток протягивал мне апельсин, достав его из кармана, и радостно сообщал мне стоимость фрукта. Ну, ясное дело, один-единственный апельсин в нужную минуту стоил как килограммы на овощном рынке. Он умело швырял апельсин в обезьяну, она не менее ловко ловила деликатес коричневой лапкой и равнодушно роняла очки, потеряв к ним всякий интерес.

martishechny-reket_10

            Парень подбирал очки из сточной канавы, если конечно не успевал поймать их на лету, и, вытерев грязь руками, подавал мне.

  У меня по зрению слабенькая близорукость. Часто я обхожусь без очков. Но, находясь в  незнакомом городе, гуляя ежедневно по чужим улицам, я не хотела пропустить, что-нибудь из внезапных открытий, из архитектурных чудес, неожиданно рассыпанных как драгоценный сияющий чистотой жемчуг в унавоженном скотном дворе. Поэтому, зазевавшись, я  проигрывала мартышкам в охоте за очками. Их приходилось выкупать. Только раз успела удачно отбиться, вцепившись в очки мёртвой хваткой и ударив священное животное кулаком по голове.

  Еще раз меня и моё имущество отвоевали торговцы-лавочники, пригрозив воровке бамбуковой палкой, когда я, опять ощутив у себя на голове весомую тушку, с перепуга влетела в ближайшую лавку шёлковых тканей.

  Улицы были разные, обезьяны тоже. Охота за моими очками не была подстроена специально нечистыми на руку факирами-дрессировщиками.

  Честное слово. Ручаюсь.

 Я знаю теорию профессора Вернадского о ноосфере, могу в тёплой компании за рюмкой чая рассуждать о коллективном разуме… НО ПОЧЕМУ ВСЕ ОБЕЗЬЯНЫ города Вриндаван ЗНАЛИ, ЧТО ЗА ОЧКИ ПОЛУЧАТ ЕДУ!??

  Как они смогли рассказать об открытии друг другу? Как договорились с бездельниками, слоняющимися по улицам, о взаимовыгодном обмене?

martishechny-reket_11

Можно придумать (доказательств то нет), что эволюционная теория Дарвина, наконец, получила подтверждение. Именно здесь появилось недостающее звено, родилась однажды великая обезьяна-первопроходец – краснозадый Исаак Ньютон, открывший новый закон мирозданья! И гениальная мартышка уловила причинно-следственную связь – ОЧКИ – ЕДА – и научила остальных собратьев, грабить и шантажировать прохожих…

  Давно мне, кажется, что животные успешно дрессируют людей, а не наоборот.

  Я возвращалась к обеду, шла в трапезную и ела сидя на циновке рядом с монахами. Тарелки из нержавейки каждый после еды выносил на улицу и мыл под умывальным краном над длинной раковиной, пристроенной к стене внутреннего дворика. Обезьяны приходили в жару попить водички и покрыли мраморную облицовку слоем грязи и дерьма.

martishechny-reket_12

И я объявила, что мытьё раковины будет севой для Кришне. Монахи дозволили, и за час я отчистила раковину от наслоений грязи.

  Однажды я шла по соседней улице и свернула в чужой проходной переулок, но оказалась в тупике. Широкий двор помогал рассмотреть во всей красе гармоничный фасад дворцового здания. Стройные высокие колонны из цельного зеленоватого мрамора поддерживали крышу. Искусно выточенные камнерезами в виде спиралей, они казались живыми, текучими. Колонны крепко-накрепко привязали к себе мой взгляд.

  Во дворе справа и слева от дорожки находились белые фонтаны, украшенные скульптурами.

  В них нет воды, они не работают! Какого хрена в Индии, постоянно что-нибудь сломано и никогда не работают фонтаны! Даже в Тадж-Махале!

  Я споткнулась на трёх ступеньках невысокой лестницы, но, обретя равновесие, не смогла, опустить нестойкую конечность на каменный порог, площадку перед открытыми дверями между струящимися колоннами, так как на полу оказался портрет. Мозаика из камней разных оттенков. И я не могла поставить на чьи то лица, покрытые пылью, ноги. Села рядом. Долго смотрела на значительное лицо мужчины, двух женщин по бокам и ещё одного мужчину чуть сбоку. Удивительная работа подробно передавала черты и детали одежды, а на главном персонаже были очки!

   О Боже, опять очки!

  Потихоньку я пыталась прийти в себя, сидя на ступеньках. Сзади подошёл служитель и  разъяснил непонятливой иностранке прежде, чем я упала в обморок.

–  Это дворец махараджи?- спросила я.

–  Нет. Кришны и Радхи.

–  А кто его построил?

–  Один из Великих Моголов. Для Кришны и Радхи. Он не оставил здесь своё имя. Только семейный портрет.

–  А почему изображения на полу?

–  В знак преклонения перед Кришной и Радхой. Он хотел, что бы паломники ступали босыми ногами по его лицу.

  Давным-давно правителем Вриндавана оказался могольский наместник, мне кажется, вдумчивый и достойный человек. Он решил узнать как можно больше об индуистских святынях на подотчётных территориях и, слушая  знаменитых гуру, рассказывающих о Ведах и безусловной любви Радхи и Кришны, всем сердцем полюбил  святыни индуизма. В дар своей любви он выстроил дворец и подарил его божествам.

  А что касается очков…

 Очередное совпадение. Ну, плохо видел человек, что же такого! Очки для богатых людей попадали в Индию долгими караванами арабских купцов из Европы, даже из самой Венеции.

  Стены храма-дворца были украшены необыкновенно красивыми и выразительными мозаиками из полудрагоценных камней. Гопи в юбке-гхара и чоли выходит из воды после омовения и выжимает воду из волос. Прилипшая ткань демонстрирует линии чувственного тела, с кончика длинной косы стекают капли воды, они сделаны из жемчужин, и павлин, прильнувший к ногам девушки, подняв головку и приоткрыв клюв, ловит драгоценные капли. Целомудренно не демонстрируя наготы, неизвестный мастер наполнил изображение предельной эротичностью.

.

  В стене напротив была изящная ажурная дверь, за ней был виден  закрытый со всех сторон крошечный сад. – Можно ли пройти и посмотреть сад?- спросила я служителя.

-Нет. Сад для Кришны и Радхи. Когда посетители уходят, мы выносим мурти  и оставляем в саду, что бы они могли насладиться зелёной травой и цветами. Мы закрываем двери и никого не впускаем. Божества могут играть, танцевать и качаться на серебряных качелях, но никто не смеет  смотреть, чтобы не помешать божественным влюблённым, Кришне и Радхе.

   Дворец-храм был небольшим, всего из двух,  хотя и просторных залов. Второй зал назывался: ШИШ – зеркало, МАХАЛ – дворец. В него я попала  через отдельный вход.

  Ух, ты! Десятки люстр из хрусталя и цветного стекла свешивались с зеркального потолка, с пола поднимались многоэтажные канделябры из такого же материала. Отражения множились, дробились, сверкали и переливались. Одни зеркала отражались в других, что создавало эффект бесконечности пространства. У дальней стены стояли два резных позолоченных кресла. Я спросила, –

– Для кого  парадный зал? Для махараджи, построившего дворец, и его махарани?

– Для Кришны и Радхи, когда их приносят, что бы они могли полюбоваться блеском дрожащих отражений.

  Уходя, я опять увидела фонтаны и, не удержавшись, поинтересовалась,-

– Почему нет воды?

– Фонтаны для Кришны и Радхи. Скоро наступят жаркие месяцы. И чтобы божества насладились прохладой, мы станем включать воду, когда будем выносить Кришну и Радху к фонтанам, но люди не увидят играющих струй воды, фонтаны  для Богов.

  Хранители были из одного клана, высшая каста. Из года в год, из века в новый двадцать первый век несут они преданность любимым мурти и ни на йоту не отступают от жёстко ежедневно расписанного ритуала – веками. От отца к сыну. От деда к внуку.

  Ямуна отдалилась от первоначального русла и теперь протекает через город, изогнувшись в сторону на пару километров. Из больше, чем трёх десятков ступенчатых набережных – ГАТОВ, только пять находятся у воды. До ближайших ступеней от матха минут пять ходьбы. Я ежедневно гуляю по обветшалым пустынным гатам.

  Ступени, стройные башенки, ниши в стенах для садху, тишина, покой. Дух заброшенного умиротворения. Увидев обезьян, резвящихся у воды, я вновь,  рефлекторно судорожно вцепилась в очки, ожидая атаки. Мохнатые малыши-подростки не обращали внимания на меня. Они прятались от раскалённого солнца в воде. Прыгали с гатов, поднимая брызги. Играли в догонялки.

  В черно-зелёной воде Ямуны плавали не только играющие друг с другом обезьяны. Речные черепахи, размером с хорошую женскую сумку, бороздили водную гладь, выставив кожистые головы над поверхностью воды как перископы. Они были тоже чёрно-зелёного цвета. Нити зелёных водорослей свисали с обросших панцирей рептилий, никогда не вылезающих на берег.

   Кришна – восьмой аватара Вишну. Жители и гости Вриндавана являются вишнуитами (вайшнавы), а черепаха Курма вторая (зооморфная) аватара Господа Вишну на земле, поэтому люди относятся к ним с любовью и заботой. Многие читают молитвы, обращаясь к речным черепахам Ямуны.

  Впереди на древней набережной стояли два подростка и бросали в воду куски лепёшки. Черепахи кружили в реке, вытягивали шеи, вставали вертикально в тёмной воде и толпились, толкая друг друга, прорываясь к хлебу. Их толстенькие, неуклюжие распластанные как плавники, лапы высовывались из воды и снова шлёпали по поверхности с мелодичным звуком. «Плюм! Плюм!» И опять, и снова, и снова «Плюм! Плюм!». Звук и танец были прекрасны и навсегда покорили меня! Происходящее напоминало «Маленьких лебедей» из балета Чайковского.

  Танцующие черепахи! Стоит закрыть глаза, я и сейчас их вижу перед собой…

  Уезжая, я ехала на железнодорожную станцию в Матхуру на самом экологичном и дешёвом транспорте – велорикше. Молодой парень устал, одиннадцать километров чрезмерно далеко для подобного средства передвижения. Я ехала долго и чувствовала себя рабовладелицей и эксплуататоршей несчастного рикши. Мускулистый юноша просил разрешения остановиться по пути, бежал к колонке попить воды, подставлял голову под кран, и струя разбивалась о его макушку радужными брызгами.

  Кришна, покинув Вриндаван, отправился в Матхуру с  Баларамой и после чудесных событий победил Кансу, освободил родителей из тюрьмы и получил в жёны многих знатных красавиц… И пока он наслаждался славой и любовью законных жён, гопи и брошенная Радха тосковали без оставившего их возлюбленного. Через много лет Кришна появился во Вриндаване в царственной красе, – покрытый золотыми украшениями и с обязательным павлиньим пером в умащённых драгоценным маслом, волосах. Радха увидела любимого на деревенской дороге. Она опустилась перед ним на колени в дорожную пыль, поцеловала следы его ног и спросила,

– Возлюбленный мой, чем я прогневала тебя, что ты так надолго покинул родные места, и я не могла увидеть твоё прекрасное лицо?

martishechny-reket_13

  Ни упрёка, ни обвинений! Как пример безусловной любви крестьянка Радха, чужая жена, причислена к сонму божеств в индуизме.  Позже Радха сошла с ума, обнимала деревья, целовала цветы, потому что везде, в каждом бутоне и в раскрывшихся чашечках цветов видела только лик своего Кришны.

  Умерла в одиночестве.

P.S. Любителям халявы сообщаю, что бесплатно пожить в монастыре – не получится. У меня была фотография, где я принимаю чётки из рук Говинды Махараджа. Она служила  приглашением в монастырь устраивающим настоятеля и неграмотных монахов.

Updated: 20.04.2015 — 13:08

2 комментария

Add a Comment
  1. Мне понравилось. По крайней мере искренне. Мне Вриндаван тоже показался очень странным, я долго не могла совместить то, что увидела с тем, чего ожидала. Поняла одно – ожидать в Индии не благодарное занятие. А где еще вы были? Что потрясло, что понравилось?

  2. Спасибо Инесса! Вы правы, заранее предполагать, что то в Индии – занятие напрасное. Я ездила по разным штатам с севера на юг, с запада на восток. Не была пока у границы с Пакистаном, на островах и в местах, которые контролируют банды маоистов. Мне нравятся брошенные города погибших империй. Такие как Фатехпур Сикри, Манду у реки Нормада, Орча (Орчха), Виджаянагар (Хампи), Каджурахо и места отдыха англичан колонизаторов Шимла, Уути, Кодейканал, Маунт Абу. Люблю ВЕСЬ РАДЖАСТАН И ХИМАЧАЛ ПРАДЕШЬ. Организовала круговые маршруты по этим штатам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + шесть =

YOGAMAYA © 2018