Поезд №2: хиджра – третий пол

Во второй приезд на улице в Дели, конечно, на уже обжитом Майн Базаре я познакомилась с Кирой. Хорошего попутчика встретить, так же сложно, как и найти спутника жизни, но мне иногда везёт…

Железный характер девушки-мусульманки родом из Нальчика парадоксальным образом не совпадал с её внешностью. Суровая, бескомпромиссная воительница была невысокой и хрупкой.

Кира одна за три месяца пребывания в стране уже успела поездить по многим интересным местам в Индии. Она делала вылазки из Дели и возвращалась обратно в один и тот же гестхаус как на базу.

В одной из поездок девушка тяжело заболела, падала в обморок, совсем не ела и очень похудела. Кира рассказала мне, что по возвращении в Дели её очень обидело отношение служителей полюбившегося гестхауса к её состоянию…

-Мадам, если Вы собираетесь умирать, то лучше на улице, что бы не лишить наш «Даун таун» хорошей репутации…, – сказали ей как-то вечером, когда у неё не хватало сил подняться по лестнице в номер, и она попросила парней ей помочь.

Ребята на ресепшине и коридорные бои всегда приветливые и улыбающиеся, казались Кире воплощением дружелюбия Индии и вдруг, однобокое представление рассыпалось. А ведь парни не хотели её обидеть, они помогали, как могли: возили клиентку к врачу, сторожили её рюкзак и сумочку с деньгами и документами, когда у неё отключалось сознание, и она со стуком роняла отяжелевшую голову прямо на стол доктора… Но переживать и скорбеть они не собирались. Какая разница для обслуживающего персонала одной иностранкой меньше, одной больше…

– Куда ты едешь?- спросила меня в день знакомства Кира. Мы, сидели в маленьком кафе и только, что взяли по стакану холодного кисломолочного коктейля ЛАССИ. В проём между столиками просунула голову рыжая корова и, мотая мордой, просила у хозяина кафе поесть. Он говорил ей что-то важное, заглядывая в тёмно-лиловые глаза.

Poezd_2_khidzhra_tretij_pol_1

– Не знаю, сначала на побережье и вниз, потом я хочу на Андоманские острова…, – я представляла маршрут приблизительно.

-А ты была в Раджастане?

-Ещё нет.

-Ты что? На острова ещё успеешь, поехали со мной в Удайпур. Это самый красивый город в штате Раджастан.

Переночевав в её комнате, в том самом «Даун Тауне» на другой день мы уже отправились на вокзал с непривычным для русского уха названием Низаммундин (в этом районе Дели есть очень интересная ДАРГА-усыпальница мусульманского святого) и вскоре оказались в поезде. Полупустой поезд шёл на северо-запад. Ночью в вагоне стало холодно. Пришлось напялить одёжки в три слоя и несмотря на принятые меры по срочному утеплению зубы стучали полночи.

Утром в вагон вошёл солдат в форме индийских вооружённых сил с огромной винтовкой. Ни слова не говоря, он знаками дал понять, что нам не следует выходить на пятиминутных остановках и подходить к окнам тоже нельзя.

– Ира, ты представляешь, он нас охраняет! – громко удивлялась Кира, – Интересно как? Он будет стрелять в нападающих врагов через окна?! Винтовка слишком длинная. Он же не может даже развернуться поперёк прохода!

Мы не знали, от кого власти охраняют пассажиров на железной дороге…

О многом я не подозревала Не все люди в Индии доброжелательны и миролюбивы. Не везде безопасно.

В стране есть вооружённые банды. Они контролируют определённые территории, а по ночам останавливают и грабят богатые машины на пустынных трассах. В легковушках можно ездить только днём. Внушающие ужас, жестокостью, мобильные банды не раз останавливали и опустошали поезда. Их не могут поймать даже и в наше время, иногда по 20-30 лет, так как часть награбленного они отдают крестьянам и, беднейшие неграмотные жители деревень скрывают и всячески помогают опасным и нежеланным гостям. Бандиты, как и все религиозны, но поклоняются тёмным формам божеств и демонам. Полицейские относятся к криминальным формированиям жестоко; могут расстрелять на месте всех подряд без юридического разбирательства, а жён и помощниц бандитов насилуют. На полицию здесь в суд не обращаются.

Полистайте газеты, и по фотохронике станет многое понятно, даже если не читаете на местных языках.

Верующие бандиты используют в религиозных ритуалах чёрную магию, хотя здесь магия вообще то не делится ни на чёрную, ни на белую, а лишь служит мерилом необычных СИДХ – сил, накопленных религиозными практиками. Логика другая: разницы между добром и злом – нет. Есть сила и слабость. Знание и невежество.

В прошлом грабители использовали человеческие жертвоприношения для жестоких агрессивных форм богини Кали. Страх и вера деревенских старост в то, что убийства необходимы для выполнения священной воли богини и для получения щедрого урожая позволили кровавому обычаю существовать долгое время. Колониальные власти вплоть до начала двадцатого века отлавливали бандитов, отслеживали радикальные секты убийц и казнили их членов на виселице. Англичане гордились полным уничтожением секты – копаликов КОПАЛА – чаша из человеческого черепа и ТХАГОВ – душителей, убивавших во славу Кали.

Тхаги завязывали знакомство с путниками, завоёвывали доверие, а затем душили специальным платком – РУМАЛЬ, чтобы кровь не вытекла из трупа и вся досталась Кали. За время двадцатилетней охоты англичанами было захвачено больше 4500 тхагов, большинство из них окончило свои дни на виселице, остальные на каторге. Но кто знает какие идеи и желания ещё могут иногда возникать в диких головах безграмотных и нищих жителей окраин? В Индии невозможно отследить, почему иногда бесследно исчезают люди; переезжающие в поисках заработков с места на место индусы-подёнщики, бездомные дети нищих, проезжие туристы, задумавшие в одиночку пересечь страну на велосипеде…

А поезд шел дальше и мы пока воспринимали чужую страну исключительно романтически…

Из газет и журналов, из рассказов знакомых индусов, из многочисленных криминальных программ на местных каналах, стала постепенно складываться у меня реальная картина индийской запутанной и чудовищно противоречивой жизни. Безжалостная реальность стирала в порошок наивные представления.

Поезд останавливался в городах и на крупных станциях. Вагон заполнялся людьми. Как обычно нас окружали белозубые улыбки и привычные вопросы. Кто мы, откуда и куда едем… Солидного мужчину, так поразила полиграфия и вид газеты на русском языке, которую я взяла с собой из самолёта, что, рассмотрев, он не смог с ней расстаться и потихоньку похитил как особую ценность. Будет демонстрировать дома доказательство «близкого» знакомства с иностранцами.

Я сидела на крае нижней лавки и увидела её в конце вагона. Высокая, тоненькая девушка в открывающем живот цветастом сари, развернув плечи и выпятив грудь, танцующей походкой шла по проходу. Крупные дешёвые украшения сверкали и звенели при каждом шаге. Увидев мужчину, она останавливалась, хлопала в ладоши, явно привлекая внимание, и пела две-три строчки из популярной песни. Новая болливудская песня была слышна на каждом углу, уж на что у меня ни слуха, ни голоса, но и я её напевала не зная слов на хинди. Ярко накрашенная девушка исполняла несколько танцевальных па, а затем просила денег, складывая ладони в традиционном жесте просьбы. Что-то в милой картинке не складывалось и резало глаза… Обычные девушки держатся скромно. Они никогда не ведут себя демонстративно и вызывающе. Стандартно завязанные сари хорошо скрывают и живот и плечи, полоска смуглой голой кожи видна у девушек и женщин только на пояснице. Девушки, скорее, будут драпировать грудь верхней частью сари или шалью от пенджаби, чем открыто демонстрировать её размер. Традиция скрывать красоту женских форм появилась во времена, когда мусульмане во время бесчисленных набегов бесчестили захваченных женщин, а юных и красивых отправляли в дар правителю в гарем? Становиться наложницами красавицы хотели далеко не все и, выходя из дома, заворачивались в сари, как могли плотнее.

Когда она приблизилась к нашему купе я, то изумлённому взору вдруг открылось, что она и не девушка вовсе… «Кто это?», – думала я разглядев, кадык двигающийся у неё (у него) под кожей во время исполнения припева и покрытую грубым гримом щетину.

«Хиджра», – донеслось до моего уха от соседей по лавке. Местный трансвестит? В поезде?!

Poezd_2_khidzhra_tretij_pol_2Сейчас информацию о хиджрах можно легко найти, но раньше мы не подозревали о существование подобных людей.

ХИДЖРЫ именуют себя третьим полом, а на деле всё ещё сложнее и одновременно проще. Каждый в Индии занимает прочную нишу в индийском обществе и странные души, потерявшие связь со своим полом находят себя в новом образе. Хиджры одна из самых низших (неприкасаемых) каст, в которую входят гермафродиты, евнухи, гомосексуалы, бисексуалы, трансвеститы и трансексуалы. Рождённые в мужском теле, они одеваются и ведут себя подчёркнуто по-женски. Отрастив волосы, заплетают косы. Избравшие новый жизненный путь уходят навсегда от родных и объединяются в своеобразные общины – «семьи», где называют себя только женскими именами. Старшие становятся названными матерями, бабушками или тётушками для младших сестёр, дочерей и племянниц. Роли чётко распределены и все «члены семьи» поддерживают друг друга и материально и эмоционально.

Poezd_2_khidzhra_tretij_pol_3

Общины хиджр поклоняются одной из многих ипостасей Богини-Матери. Паспортов у них нет. Источник дохода большей части хиджр попрошайничество: в поездах и на перекрёстках больших городов. Многие из них постоянно находятся в пути, поэтому сосчитать их невозможно. Численность хиджр достигает по разным источникам от 50 тысяч до пяти миллионов.

Существует иерархия, согласно которой, настоящим (полным) хиджрой становятся только в результате ритуала кастрации. «Членовредительство» свершает старший (ая) из общины. Операция запрещена и проводится без анестезии. Из чрезвычайно редких откровений хиджр известно, что гениталии отрубают одним ударом тесака, а открытая рана должна долго кровоточить. Кровь якобы смывает «мужскую сущность». После измывательства выжившая хиджра становится уверенной в себе, теперь она особое существо и обладает магическими силами. Хиджра может проклинать или благословлять кого угодно.

О страшном проклятье хиджры нам с важным видом, и рассказал, гордясь британским английским, попутчик с лавки напротив. Подтянутый молодой человек, аккуратно подстриженный, тщательно выбритый и одетый в европейский костюм.

– Я получил хорошее образование. Окончил колледж и не верю в старые деревенские сказки о проклятье.

– Что за проклятье? – спросила Кира. И тут вдруг сосед, претендующий на звание прогрессивного индуса, чрезвычайно засмущался. Но мы настаивали.

– После получения проклятья простые люди, крестьяне, верят, что не смогут заниматься сексом, – он еле слышно прошептал запретное слово «секс».

Ага, вот где собака зарыта! Это же самая страшная перспектива для мужчин в Индии: лишиться возможности выполнять супружеский долг и иметь сыновей, поэтому все мужчины в вагоне заплатили хиджре за исполнение короткого куплета по десять-двадцать рупий.

«Девушка» приблизилась к нашему соседу. Хлопок в ладони и начало песни…

– Чело-чело, – отмахнулся молодой человек, но хиджра не уходила. Они стали громко спорить на хинди, а мы следили за экспрессивным диалогом, с напряжённым вниманием и ничего не понимали. Вдруг хиджра сделала движение, будто собирается задрать подол сари вверх, и мужчина, изменившись в лице, сдался и протянул деньги, поспешно вынутые из кармана.

– Ну, как же так? Ты же говорил, что не веришь в «деревенские сказки»?! – спросила Кира.

– Хиджра хотел показать мне, что там находится! – ужаснулся попутчик.

Мы смеялись. «Прогрессивный индус» не понимал причины веселья. И мы наперебой принялись ему объяснять, что на нашей родине в стрипклубах мужчины платят, что бы девушки или трансвеститы раздевались, а он заплатил «наоборот», лишь бы ничего не видеть.

Poezd_2_khidzhra_tretij_pol_4

Сексуальная провокация и угроза демонстрации ампутированных полностью гениталий – в этом неодолимая сила хиджр.

На свадьбах и домашних праздниках в честь рождения мальчика хиджры играют другую роль – любимцев народа. Традиционных артистов встречают с удовольствием. Хиджры, группой из пяти-девяти человек, приходят в дома людей среднего класса ритуально благословляют новорожденного и развлекают семью музыкой, непристойными песнями и танцами. Большинство танцует, а двое-трое играют на музыкальных инструментах. После домашнего концерта хиджры получают деньги и подарки от семьи.

На шумном Майн Базаре, другой зимою я познакомилась с Татьяной недавно вышедшей замуж за индуса-мусульманина. Она пригласила меня в гости, а за ужином хозяйка рассказала, что когда они переехали с мужем в квартиру, то через три дня после новоселья к ним на порог пожаловали трое хиджр, постоянно проживающих в квартале и потребовали бакшиш за благословление дома. Муж стал буквально серым от страха и сразу выплатил требуемую сумму. Таня говорила, что больше хиджры их не беспокоили.

Poezd_2_khidzhra_tretij_pol_5

Среди хиджр нет ни национализма, ни разделения по религиозному признаку. Хотя большинство из них по рождению являются индуистами, бывают и те, кто был или остался мусульманином.

Хиджры – одни из самых успешных традиционных транс сексуальных общин в мире. Они и в современной Индии хорошо вписаны в индуизм – религию подавляющего большинства, да так, что страх перед мистическими возможностями хиджр в штате Махараштра используется для взимания налогов и долгов.

Но и безоблачной их жизнь не назовёшь. У многих заработок связан с посредничеством в торговле телом и в оказании пресловутых услуг. И хотя они стараются передвигаться по двое или больше, нередко случается, что их насилуют и избивают. Агрессию проявляют и клиенты и полиция. Им неоткуда ждать помощи – их поднимут на смех.

Ярко накрашенные, одетые в вызывающе сексуальные женские наряды, они идут, гордо выпятив накладную грудь, покачивая бёдрами и звеня браслетами по улицам индийских городов .

Poezd_2_khidzhra_tretij_pol_6

Через несколько лет, работая гидом, когда я встречала хиджру, то объясняла туристам, кто и что, спрятанное за пёстрой одеждой повстречалось нам по пути. Я откровенно льстила: «You are very beautiful girl!» Привычная настороженность в накрашенных глазах исчезала. Хиджра довольно улыбалась, встретив истинного ценителя. С удовольствием пела необычную мантру и крутила мосластой рукой над моей головой – благословляла. Получив минимальное пожертвование в широкую ладонь, желала счастливого пути. Никто из туристов не решался последовать моему примеру и пообщаться.

Однажды я с маленькой группой ехала на экскурсию в Хампи. Дорогу перегородил железнодорожный шлагбаум. Время ожидания шло, а поезд не появлялся. Рядом на дневной стоянке грузовиков Тата и Махендра, скопилось больше сотни огромных тщательно и наивно разрисованных машин. Им можно занимать узкие дороги только ночью. Отдыхающие водители: ели, пили, разговаривали с соседями, скалили восхитительно белые зубы, курили биди, мылись, намыливая тело прямо поверх майки и трусов. Атлетически сложенный парень в набедренной повязке окатывал себя водой из ведра и отряхивался как молодой и сильный пёс. Наш шофёр сказал, что надо ждать минут десять-пятнадцать. Дамы из машины вышли на дорогу. Они решили размять окостеневшие мышцы затёкших конечностей и выкурить по сигаретке. Пышные тела слишком плотно помещались втроём на заднем сиденье автомобиля. На нас тут же стали бесцеремонно глазеть. Как обычно. И тут от живописной группы шофёров отделился и вышел к шлагбауму молодой хиджра. Он был очень худой. Стал хиджрой видимо недавно: волосы еще не отросли, куцый хвостик сзади скреплён пластмассовой заколкой. Одежда дешёвая и нескладная. Она сидела на нём, как на огородном пугале. Фальшивая грудь висела криво: ситцевая кофточка-чоли набита ватой.

Три русские женщины в светлых брючных костюмах стояли, потягиваясь около пыльной обочины. Недалеко в канаве копались чёрные поджарые свиньи.

Дорога с каждым километром становилась всё хуже, хотя, казалось, хуже не куда. Мы едем уже восемь часов.

Хиджра встал в двух метрах от нас и замер как вкопанный. На его застывшем лице жили только глаза. Он пожирал нас взглядом. Впитывал цвет русых волос дам, стрижки, длину и французский маникюр ногтей – внешний облик роскошных русских женщин. Дамы курили, им было неловко. Они косились на хиджру, а сев в машину, уже под грохот проносящихся мимо грузовых вагонов, одна сказала вслух, то, что почувствовали все: «Он смотрел на нас, как на явление трёх недостижимых идеалов! Он мечтал родиться в нашей шкуре».

Индия незаметно прокрадывается в любую тщательно закупоренную душу и легко вскрывает как консервную банку. Отравляет тонким сладким ядом, очаровывает и тут же бьёт по мозгам, разносит вдребезги все привычные представления о том, что хорошо, что плохо.

Updated: 21.04.2015 — 12:54

1 Comment

Add a Comment
  1. Спасибо за яркие впечатления, пережитые благодаря Вашим зарисовкамny93s

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать + десять =

YOGAMAYA © 2018